Для начала, прекрасные стихотворения Александра Блока, посвященные Италии и этому цветку:

Флоренция, ты ирис нежный;
По ком томился я один
Любовью длинной, безнадежной,
Весь день в пыли твоих Кашин?

О, сладко вспомнить безнадежность:
Мечтать и жить в твоей глуши;
Уйти в твой древний зной и в нежность
Своей стареющей души...

Но суждено нам разлучиться,
И через дальние края
Твой дымный ирис будет сниться,
Как юность ранняя моя.

Июнь 1909

***

Страстью длинной, безмятежной
Занялась душа моя,
Ирис дымный, ирис нежный,
Благовония струя,
Переплыть велит все реки
На воздушных парусах,
Утонуть велит навеки
В тех вечерних небесах,
И когда предамся зною,
Голубой вечерний зной
В голубое голубою
Унесет меня волной...

Июнь 1909

***

Жгут раскаленные камни
Мой лихорадочный взгляд.
Дымные ирисы в пламени,
Словно сейчас улетят.
О, безысходность печали,
Знаю тебя наизусть!
В черное небо Италии
Черной душою гляжусь.

Июнь 1909




И очень интересный пост [livejournal.com profile] shakherezada об этих прекрасных цветках:

Легка, беспечна, шаловлива, Ирида, вестница богов,
Порхая на легчайших пестрых крыльях,
Черпала драгоценнейшим сосудом воды Стикса,
Их вознося богам для клятвы.
Легчайших белых облаков крылом касаясь,
Им отдавала клятвенную воду,
Их превращая в грозовые тучи,
Дающие животворящий дождь на землю.
Дожди веселым звоном или тяжким шумом ливни
Будили спящую природу во всех краях земных.
И капли влаги той после дождя
Cияли в воздухе крылом Ириды-радуги.
И запестрели земли всех краев цветами ирисов.
Так осуществилась
связь трех миров:
Богов небесных, обитателей земных и царства мертвых.


Россыпи ирисов прижились везде – от тихих заводей и медленных спокойных речек и ручьев до засушливых каменистых равнин. Более трех тысячелетий бесконечно текущие, то плавно, то взволнованно извивающиеся, чувственно-сочные лепестки несут духовный и символический смысл, сочетая живое с неживым, одухотворённое с земным, сиюминутным.

Еще в Месопотамии и Ассирии ирисы служили символом власти и величия. Изображения ирсов можно встретить на царских печатях и монетах. В Древнем Египте помещали их изображения на барельефах, украшающих храмы и гробницы, на скипетре фараонов - три лепестка его цветков символизировали веру, мудрость и доблесть. Венки и гирлянды из ирисов провожали юного царя Крита в последний танец в лабиринте Дедала и в последнюю жатву в саду древней критской богини... )

Ps: А началось все с того, что друзья решили похвастаться прекрасными ирисами, которые расцвели у них на даче, и запостили фотографию этого цветочного буйства. А я, конечно, не могла пройти мимо и не спросить, не найдется ли у них в хозяйстве пары корешков для меня... *)
От благовоний польза всего больше, и простирается она за пределы вещественного. С их помощью в часы уединенной беседы о премудростях древних очищаешь сердце и водворяешь безмятежность в душе; читая ночью при свете фонаря, прогоняешь дрему и тревоги; ведя доверительный разговор, укрепляешься в своих чувствах и поверяешь свои сокровенные думы; сидя в дождливый день у окна или прогуливаясь после еды, освобождаешься от суесловия и забот, а на ночной пирушке с друзьями вольготнее отдаешься беспечному веселью.

Все пути движения жизненных сил в человеке зависят от дыхания, и вдыхаемое через нос проникает в самые глубины нашего тела. Вот почему в деле укрепления жизни нельзя обойтись без благовоний. Назначение же благовоний состоит в том, чтобы приводить к гармонии жизненную энергию, снимать напряжение, восполнять недостающее и устранять избыточное.

Ароматы, близкие к сладкому, поддерживают печень и подавляют селезенку.
Ароматы, близкие к острому вкусу, поддерживают сердце и подавляют легкие.
Ароматы, близкие к соленому, поддерживают селезенку и подавляют печень.
Ароматы, близкие к кислому, поддерживают легкие и подавляют печень.
Ароматы, близкие к горькому, поддерживают почки и подавляют сердце.

Когда в организме избыток жара, потребен аромат сосны, ибо сосновые иглы - это воплощение прохлады. А для того чтобы устранить избыточный холод в теле, нужно воскуривать корицу. Итак, необходимо воскуривать благовония, чтобы восстановить гармонию энергии в теле. Чтобы укрепить ясность зрения, нужно воскуривать цветы лотоса. При болях в животе нужно воскуривать сосну и полынь. Чтобы улучшить обращение энергии в теле, нужно воскуривать цветы ивы. Чтобы снять утомление, нужно воскуривать мандариновые листья. При чрезмерном возбуждении нужно воскуривать цветы сливы. Чтобы прекратить истечение энергии вовне, нужно воскуривать белую орхидею. При болях в горле нужно воскуривать шиповник. При головной боли нужно воскуривать чайный лист. При отсутствии аппетита нужно воскуривать сосну. Чтобы снять усталость духа, нужно воскуривать сандал. Чтобы устранить помрачение духа, нужно воскуривать сливу. В свете говорят о благовониях-предках и благовониях-духах. А я скажу, что благовония - это врачеватели.

Воскуриваешь сосновые иглы: словно чистый ветерок овевает тебя, словно слышишь немолчное журчание вод, словно муж возвышенный с яшмовым жезлом в руках день напролет не ведает усталости.

Воскуриваешь кипарис: словно возносишься в заоблачную страну небожителей, на вершину Куньлунь-горы.

Воскуриваешь цветы орхидеи: словно читаешь "Книгу рек" и душой уносишься далеко-далеко.

Воскуриваешь хризантемы: словно вступаешь в древний храм, шагая по опавшим листьям, и в душе звучит возвышенный мотив.

Воскуриваешь сливовый аромат: словно видишь перед собой древние бронзовые сосуды, от времени потемневшие и покрытые старинными письменами.

Воскуриваешь цветы пиона: сидишь покойно, созерцаешь древний пейзаж, и горы-воды ушедших времен словно здесь, под рукой.

Воскуриваешь семена ириса: словно укрылся от холода в уютном домике, и на сердце стало веселей.

Воскуриваешь оливки: словно слышишь звуки древней лютни и забываешь обо всем на свете.

Воскуриваешь магнолию: словно любуешься коралловым деревом - что за необыкновенная вещица!

Воскуриваешь листья мандаринового дерева: словно смотришь вдаль с вершины горы в осеннюю пору.

Воскуриваешь османтус: словно созерцаешь письмена древних книг, и законы древних сами собою проступают перед глазами.

Воскуриваешь сахарный тростник: словно роскошный экипаж, запряженный богато украшенными конями, едет по оживленному городу.

Воскуриваешь мяту: словно одинокий челн плывет по реке, а в небе кричат, улетая вдаль, журавли.

Воскуриваешь чайный лист: словно слышатся дивные строфа поэтов Тан.

Воскуриваешь цветы лотоса: словно слушаешь шум дождя у бумажного окошка, и чувства теснятся в сердце.

Воскуриваешь листья полыни: словно стоишь в ущелье, окруженном высокими скалами, - место дикое, где пошлым людям бывать не любо.

Воскуриваешь цветы нарцисса: словно слышишь песни людей Сун.

Воскуриваешь ель: словно потягиваешь терпкое вино и погружаешься в древние чувства.

Воскуриваешь жасмин: словно в дождливый день выступает радуга и рассеивается туманная дымка, и картину такую, поистине, ни на день невозможно забыть.

(Перевод В. В. Малявина)

by [livejournal.com profile] civilizasian.
vibandaka: (Default)
( Dec. 12th, 2008 01:36 pm)
С слияньем дня и мглы ночной
Бывают странные мгновенья,
Когда слетают в мир земной
Из мира тайного виденья...

Скользят в тумане темноты
Обрывки мыслей... клочья света.
И бледных образов черты,
Забытых меж нигде и где-то...

И сердце жалостью полно,
Как будто жжет его утрата
Того, что было так давно...
Что было отжито когда-то...


(с) Мирра Лохвицкая.

Поль Гюстав Доре "Мирра" , графика, гравюра. )
vibandaka: (Default)
( Dec. 11th, 2008 08:21 pm)
И вот теперь, на исходе волшебного самайновского полнолуния, я сделала и поставила настаиваться новый аромат - Акамие. По мотивам одноименного романа Аше, который можно почитать здесь. Эта книга и сама по себе полна переплетающихся образов и ароматов, они играют в ней свою отдельную роль, и мне интересно было собрать с ее страниц и сладкое дуновение розы, и высокую печаль мирры, холодность сандала и жасмина, пряный привкус корицы и кумина, стойкость кедра и горькую сладость душистой руты... И того, которого прячут под покрывалом от нескромных взоров, чьи запятья тонки, а движения плавны и вьются, как шелковая лента на ветру. Того, кто подобен ожерелью из амбры и завитку дыма из курильницы, и вид его исцелит больного и спасет умирающего, но увидевшему его - нет исцеления. Того, кого растили для ночной половины, и кто смог выйти из нее - свободным человеком. Возлюбленный случайностей - Акамие.

На настойках китайской чайной розы, смолы ливанского кедра, ванили и цейлонской корицы. В верхних нотах - бергамот, белый грейпфрут, петитгрейн и дикий апельсин. Травы - иссоп и священный базилик. Сердечная нота - три розы - турецкая, казанлыкская и египетская rose de mai, абсолют лаванды, иланг, кумин и душистая рута. В базовой ноте две мирры - горькая и сладкая, сомалийский ладан boswellia sacra, атласский кедр и сандал, розовое дерево и немного лабданума.

И одно из любимых Ашиных стихотворений - в тон настроению:

танцуй, красивый, время подождёт,
пока танцуешь, Троя не падет
и Карфаген не может быть разрушен,
пусть только мне - пусть даже мне не нужен
беспечный, вольный, вечный твой полёт,
танцуй, красивый, время подождёт,
история не сделает ни шагу,
и я мараю белую бумагу,
танцуй, красивый, это все пройдет,
отступит боль, рассыплются гробницы,
иные имена, иные лица,
звезда падет и новая взойдет,
и это никогда не повторится -
не кончится, танцуй, красивый, пусть
звездой восходит новая надежда,
пусть все, пусть ничего уже как прежде,
но ты танцуешь - значит, я вернусь:
любить, сражаться и марать бумагу,
история не сделает ни шагу
без нас, танцуй, красивый...


Приобрести этот аромат можно здесь.
Аромат яркий, травяной, горький. Придуман по мотивам цикла стихотворений моего друга Аше Гарридо "Лето синей бабочки".

На настойках ладана, лотоса и мускатного цвета. В верхних нотах - чабрец, лайм, лимон и петитгрейн. Сердце аромата - жасмин самбак, османтус, лаванда, иланг и роза с пряным оттенком имбиря. Базовый аккорд - атласский кедр, пачули, ветивер, ирис.

не то беда, что они думают, будто нас не бывает.
да они о нас и не думают совершенно,
ни что нет, ни что есть - а нас вот все прибывает,
прибывает, вот-вот затопит вершины.

а чем мы от них отличаемся? да, собственно говоря, ничем.
только маленькой синей бабочкой, пригревшейся на плече.
а больше, пожалуй, ничем мы не отличаемся.
только мы иногда в другие места отлучаемся,
тело здесь, а мы сами где-то,
там, где синей бабочки лето,
где под иными углами отражает лучи вода
но снаружи и не заметишь, что никого нету,
даже не догадаешься никогда.
что только тело здесь.
а мы уже везде.
где только может солнце отражаться в воде.
и там, где не может - мы тоже есть.

а они о нас и не знают, и знать не хотят - ни к чему им.
им так не страшно, не обижайся, с нами - страшнее им.
и вот они делают вид, будто мы и не существуем,
как будто существованьем мы как-нибудь им навредим.

а я есть и люблю тебя.


---

Приобрести этот аромат можно здесь.
.

Profile

vibandaka: (Default)
vibandaka

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Powered by Dreamwidth Studios

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags